1986 — 1988 год ВМФ при ГМИ

Вот под такой немудрённой аббревиатурой «скрывался» Военно-медицинский факультет при Горьковском медицинском институте. Располагались мы на берегу Волги на Нижневолжской набережной, рядом с Нижегородским кремлём и недалеко от речного вокзала в старинных казармах «Её величества Екатерининского гусарского полка». По «советской традиции» парадный вход в здание был замурован, а проход на территорию и затем в здание был организован со стороны Казарменного переулка. Там было КПП. Кстати, интересные капризы «советской» архитектуры — там, где по замыслу архитектора должен был быть парадный вход и лестница на второй этаж —  в наше время был актовый зал… Нет даже не так —  кладовка за сценой актового зала. Видел я ту лестницу.


Такой вот небольшой группой мы отправились в город Горький (ныне Нижний Новгород). Летели с пересадкой в Свердловске (ныне Екатеринбург). Между самолётами было очень много времени, потому мы и по городу погуляли, и в кино сходили. И даже поспали — там же в кинотеатре.

Вначале — несколько кадров — это была экскурсия на «пресноводную «Аврору»» по имени «Волгарь-доброволец» — место будущего принятия присяги. Ну и, собственно, сама присяга.…

Наше существование изрядно скрашивал тот факт, что для выхода за пределы факультета нам не надо было увольнительных, но вечером — будьте любезны находится «дома» — в общаге… Чем можно заниматься в часы досуга — в общаге? Да много чем. Мы не скучали — мы веселились как могли…

 
Никак не 86 или 88. В 86 только приехали, уже осень была. В 88 — выпускались, ну куда нам общагу строить… Точно 1987. На строительство общаги выезжали несколько раз — в памяти почти ничего не осталось, кроме того как доски разгружали — это надо было видеть — супер-пупер-мега-конвеер… По паре человек на каждом этаже — 4-х метровая доска взлетала к 9-му за несколько секунд. Мы тогда побили все возможные рекорды… Жаль с видео была напряжёнка…

 
Мы выпускались в 1988. А это — наши «старшие» товарищи, с кем мы учились бок о бок целый год — «свежеиспечённые» лейтенанты образца 1987 года. Из моего «зенита» вылетело крепление ремешка, получилась сквозная дырка, которая полностью или частично засветила все кадры. Было очень обидно… Спасти удалось совсем немного.

 
Летнюю практику дальневосточники проходили в г.Фокино (тогда — пос.Тихоокеанский или «по простому» — Техас), где базировались в числе прочих и тяжёлый авианесущий крейсер «Минск» и  тяжёлый ракетный крейсер «Фрунзе». На практику летели через Хабаровск. Там погуляли немного. Фотоаппарат по-прежнему сохатит кадры — всё что сохранилось — тут. Ну и несколько кадров с дня ВМФ 1987 года — это ещё СССР — тогда парадная линия кораблей была не столь куцей как последнне время. Ну а красавцы-крейсера «Минск» и «Фрунзе» присутствовали пренепременно.…

Память коварно подводит… Хотя вроде бы это было сразу (или почти сразу) после присяги. Увольнительных нам не надо было, мы были вольны передвигаться по городу совершенно свободно, особенно в часы досуга. Вот мы и отправились изучать город. Гриль-бар, кафе-мороженное и под конец попали на ипподром. Хорошо погуляли.

 
Ну как же без общественно-полезного труда в советское время. Он был. Его было много. Трудовые повинности типа помощи колхозу и строительства общежития — куда же без них. Про колхоз я почти уверен что это была осень 1986 года, а вот кадры со строительства общаги… Или осень 1986-го или весна 1987 — но то, что это 5-й курс — сомнений никаких.

 
Хоть мы и врачи, но ведь ещё же и военврачи, да не просто военврачи — морские. Это вам не хухры-мухры… Именно по этой причине многие наши практические занятия были связаны с (глобально) водой и всем что на ней плавает и по ней ходит. Учились мы грести и учились носить раненых в сложных условиях боевого корабля. Что одно, что другое — дело не простое…

 
Это было грандиозно, колоссально. Весь 6-й курс дружно выехал «в поля» дабы построить полевой госпиталь. По ходу дела показать построенное гражданским студентам, разобрать всё и вернуться на факультет. Основная масса фото — сканы с имеющихся у меня плёнок, но есть также несколько сканов с фотографий.

 
Такие глобальные события как присяга или учения были удостоены целой плёнки в силу своей значимости, но иногда фотоаппарат брался просто для того, чтобы что-то снять не глобальное, а какое-то рядовое событие — повседневную учёбу к примеру. Или подготовку к ежедневному построению… Один-два кадра там, один-два кадра — тут… Вот и набралось на категорию «разное». Не всё, что есть у меня в наличии делалось мной. Часть фотографий — с других плёнок других фотографов, поэтому есть несколько кадров, принадлежащих событиям. отражённым в других галереях. Это — сканы фотографий. Кстати, качество фото, отсканированных не с плёнок, а с фотографий — хуже, ибо к огрехам фотоплёнки присовокуплены огрехи фотобумаги, увы.

 
К сожалению большая часть этой галереи с изрядным браком. У фотоаппарата вывалилось одно из креплений ремня. В результате образовалась дырка, через которую засвечивалась нижняя часть плёнки. Заметил я это слишком поздно. В стародавние времена я даже фотографий делать с неё не стал. Но после сканирования с некоторых удалось даже получить более-менее приличные изображения. Год точно не помню. Нас вывезли в поля, чтобы в буквальном смысле «жечь напалмом» (не из садистских, конечно, побуждений — нас учили его тушить на себе) ко всему мы ещё учились одевать ОЗК. Было весело и иногда страшновато.
В эру плёночной фотографии испортить фото можно было на самых разных этапах. Можно было засветить плёнку при зарядке или проявке. Можно было нахимичить с реактивами при проявке плёнки или изготовлении фото. Кстати при неудачной проявке, фиксировании или промывке последствия иногда могли проявится далеко не сразу — плёнка (фотография) могла «скурвиться» со временем пожелтев или покрывшись пятнами. А можно было банально налажать при фотографировании — не навёл на фокус, не правильно выбрал экспозицию, дрогнула рука и т.п. Жальчее всего когда нормальные кадры губятся именно при проявке. Тут я собрал казалось бы безнадёжные кадры. Безнадёжные с точки зрения любительского фото тех времён. Если бы не возможности компьютерной обработки — фиг бы чего получилось. Но сейчас удалось вытянуть с них что-то… А если ещё и растопырить пальцы и надуть щёки — можно ваще объявить всё это авторскими выкрутасами или обозвать новомодным словом — винтаж. Так что всё это — винтаж, а вовсе не кривые руки…

 
А вот не скажу что это было. Впрочем по первым кадрам можно догадаться. Это была — она! К сожалению часть кадров оказалась загублена — во времена фотоплёночной техники вспышку к фотоаппарату приходилось покупать отдельно. В большинстве своём это было устройство, заряжаемое от розетки на один раз и потом надо было быстро сделать кадр, пока заряд не «стёк» и потом опять идти к розетке. Более продвинутая вспышка заряжалась от пары батареек, но хватало их не на долго. Да и освещала такая вспышка плоховато. Именно поэтому много кадров оказалось очень тёмными. Плюс были ещё и огрехи при проявке. В общем тут собрано всё, что получилось хорошо или удалось «вытянуть»…

Цвет — случай особый. В конце 80-х сама идея цветной фотографии была не нова, но технически весьма сложна в осуществлении. Процесс проявки цветной негативной плёнки и изготовления цветных фотографий был весьма сложен, довольно дорог, да и с реактивами, плёнкой и бумагой была напряжёнка. Можно было, конечно, отснять плёнку и потом сдать в фотолабораторию, но в этом случае всё тоже обходилось весьма не дёшево. НО существовала такая вещь как слайдовская (позитивная) плёнка. Вещь тоже не дешёвая и в меру дефицитная, но всё же более доступная. Да и смотреть слайды было интереснее чем просто фото, ибо можно было вывести изображение на экран любого размера. Правда требовалось тёмное помещение, что-нибудь белое и плоское в качестве экрана (в идеале — настоящий пластиковый экран) и слайд-проектор — но эти «минусы» были ничто в сравнении с удовольствием от самого просмотра. Понятное дело, что слайды просто так не делались. На слайдовскую плёнку снимались самые-самые события или «пейзажи». У меня их довольно много — слайдов. Есть и периода учёбы на факультете.
Да, это мы — вчерашние курсанты. Вообще то конечно не курсанты. Мы назывались «слушатели». Наверно это справедливо — особое название для будущих военврачей, ибо мы и выпускники Ленинградской военно-медицинской академии — единственные в СССР военные, кто учился не 5, а 6 лет. Профессия такая. Правда тут был один маленький нюанс — ленинградцы они как бы стояли на ступень выше, ибо имели высшее медицинское и высшее военное образование. Мы же высшее медицинское и среднее военное. Нюансы, нюансы.
Позади 4 года гражданских институтов и 2 года — факультета. Позади — госэкзамены. Мы уже лейтенанты медицинской службы и через несколько месяцев отправимся служить на корабли и в части. «Сегодня» самый важный в нашей жизни день — официальное признание нашего нового статуса — врача и офицера. Впереди — вроде бы светлый путь, который очень скоро превратится в нечто непонятное, ибо страна входила в мрачное десятилетие перерождения…

(видео)
 
Вот и настало время вспомнить про кинокамеру «Кварц». Если бы я принимал решение сейчас — я бы на те деньги, что стоила кинокамера, лучше бы купил какой-нибудь очень хороший фотоаппарат. Но в то время фотоаппарат у меня уже был и довольно таки хороший… Да и не пройди я в своё время «через» владение кинокамерой, а в более позднее время — видеокамерой — наверно я до сих пор мечтал о приборе, снимающим видео. Но в 1987 году случилось — я таки купил кинокамеру, которая снимала на «суперовую» плёнку и работала от пружинного механизма с ручным заводом. Кроме того она имела трансфокатор и была легка и компактна. В общей сложности я наснимал на неё минут на 30 видеоматериала, больше половины из которого было загублено на разных этапах. Остальное тоже бы умерло к сегодняшнему дню, но лет 20 назад у меня родилась замечательная (как я думаю) идея — переснять всё имеющееся на видеокамеру. А лет 10 тому я оцифровал всё что имелось. Ну и смонтировал несколько роликов. Этот — один из них. Увы — качество — полный абзац. Тут вот какая история приключилась. Изначально фильм был в большем разрешении, а следовательно, и качестве, но и «вес» его был вдвое больше. Это сейчас слово «гигабайт» не вызывает никаких особых эмоций или священного трепета перед размером файла, а в 2008-м каждый «лишний» мегабайт был проблемой как в плане хранения, так и в плане передачи по сети. Особенно в плане передачи. В том самом 2008-м была встреча выпускников факультета нашего года выпуска в Нижнем Новгороде. Меня пригласили, но я не смог, однако нашёл способ передать ролик — по сети через почтовый ящик. Что значит передать пару сотен мегабайт через почту? Это не просто даже сейчас. Увы мне — пришлось переделать ролик в сторону уменьшения кадра и качества, чтобы была возможность его переслать. Ну и как это бывает по закону вселенской подлости — исходник я со временем куда-то потерял. Остался только этот реформат. Я уже несколько раз порывался сделать новый ролик из оставшегося материала, но для того нужно вдохновение. Дай бог оно на меняя накатит как-нибудь. Ну а пока имеем то, что имеем.